Денис Родман (dennis_rodman) wrote,
Денис Родман
dennis_rodman

Categories:

Курсантские байки. Глава 12.

Вчера посидел за клавиатурой немножко - встречайте! Очередная порция весёлых курсантских баек.

Глава 12. Наряды.

Помимо учёбы, немалую часть нашего времени мы проводили в различного рода нарядах, о которых и пойдёт речь в этой главе.

Самым обыденным был для нас наряд по роте. Дежурный-сержант и трое дневальных, что сменяли друг друга на «тумбочке» у входа внутри казарменного помещения. Основным «минусом» наряда по роте был тот факт, что спать разрешалось всего лишь два часа в сутки, да и то неполных. Поэтому где-нибудь часов в пять утра «рубило» просто не по-детски.

Как-то я стоял в это время на «тумбочке» и незаметно для себя задремал. И вдруг я услышал грохот казарменной двери. Открыв глаза, я увидел, что с той стороны дверь дёргает разъярённый комбат (дверь была с прозрачным стеклом). Страшно перепугавшись, я шагнул с «тумбочки», чтобы открыть дверь, и… проснулся. За дверью, естественно, никого не было. Так что стоя спать умеет не только старый слон из детского стихотворения Барто.

Конечно, находились и хитрецы, пытающиеся как-то компенсировать себе недостаток сна. Однажды Гриша остался дневальным за дежурного. Михалыча, который стоял на «тумбочке» он проинструктировал, чтобы в случае чего, тот кричал «дежурный по роте, на выход» как можно громче, а сам пошёл в спорткубрик. В спорткубрике была обитая дерматином скамеечка, на которую можно было лечь и отжимать от груди штангу. Гриша же прилёг на неё совершенно с другими целями и уже через десять секунд погрузился в объятия Морфея.

Напрасно Михалыч надрывал своё горло, когда ручку двери нетерпеливо дёргал дежурный по батальону, пришедший с проверкой. Гриша был, что называется, «вне сети». Пришлось Михалычу самому открывать двери и показывать, куда он спрятал дежурного по роте.

Дежурный по батальону оказался офицером, любящим весёлые шутки и розыгрыши, поэтому он отстегнул у безмятежно храпящего Гриши штык-нож с пояса и спрятал его. А затем принялся тормошить спящего.

Гриша немедленно вскочил и доложил, что рота спит и всё без замечаний. «Спишь?» - нахмурился дежбат. «Никак нет!» - убедительно отрапортовал Гриша. «А где же твой штык-нож?» - как бы удивился офицер. Гриша схватился за ремень и побледнел – штык-нож исчез. «Ай-ай», - сокрушённо покачал головой дежбат, - «с оружием шутки плохи, придется докладывать старшине!»

Гриша понуро поплёлся к старшинской кровати. «Товарищ старшина-а», - тихо позвал он. Но товарищ старшина и ухом не повёл. «Товарищ старшина-а!» - уже громче позвал Гриша и робко потеребил спящего старшину за плечо. «Иди на**й», - тут же отреагировал старшина, не просыпаясь. «Товарищ старшина, а я штык-нож про**ал…» И случилось чудо - старшина с громкими матами тут же принял вертикальное положение

Дежбат, конечно, сжалился и вернул оружие, однако на ближайшие несколько суток Гриша обеспечил себе дополнительные проблемы со сном.

Пару раз в месяц рота заступала в наряд по училищу, который включал в себя караул, наряды по КПП, автопарку, патрули, допнаряд и наряд по столовой.

Про наряд по столовой я уже рассказывал, так что сразу перейду к допнаряду. Дополнительный наряд включал в себя патрулирование в ночное время вокруг вещевых складов, банно-прачечного комплекса, спортцикла.

В летнее время ничего сложного допнаряд не составлял. Гуляешь себе вокруг складов и читаешь многочисленные надписи на кирпичных стенах, причём некоторые из них датированы, ни много ни мало, 1914-м годом!

Но зимой это была совсем другая история. Если тулуп кое-как согревал тело, то лицо и ноги мёрзли всё равно. Подошва у валенок была настолько тонкой и изношенной, что на пятках на свет просматривались дырочки. Как вариант, можно было надеть галоши, однако в этом случае курсант превращался в подобие снаряда для кёрлинга: слегка толкни его, и он поедет вдаль на своих суперскользких подошвах…

На спортцикле и возле бани можно было встать над парящим канализационным люком и греться от этого пара. Однако, приняв это решение, отходить в сторону уже было нельзя – иначе ты тупо превращался в живую сосульку. А что вы хотите – Сибирь!

Как-то раз подходило к концу время моей очередной смены на спортцикле. Я уже видел скрюченные от холода фигурки несчастных из очередной смены, вышедшей из роты, однако Сэм почему-то не спешил меня сменять на посту. Оказалось, по пути ко мне он заметил в сугробе тело пьяного кочегара и попытался самостоятельно оказать ему помощь. Затем, после безуспешных попыток, он позвал меня и вдвоём мы извлекли-таки беднягу из снежного плена. Он был практически невменяем. Пришлось тащить его до кочегарки, где он немного отогрелся, увидел нас и потребовал объяснений, кто мы такие. «Мы – люди», - просто пояснил Сэм, и мы растворились в ночной темноте. Я думаю, этот кочегар на следующее утро ничего даже не вспомнил и не осознал, что Сэм спас ему жизнь.

Наряд по КПП не был ни лёгким, ни слишком тяжёлым: стой себе на воротах и проверяй пропуска. Этот наряд имел необычный бонус: перед ним необходимо было идти на инструктаж к коменданту гарнизона. Комендант являл собой харизматическую личность: звали его Василий Иванович, был он в звании подполковника, имел седую голову, шепелявую речь и всенародное прозвище «Косой». Вы бывали когда-нибудь на концерте Задорнова? Я – бывал, поэтому имею возможность сравнить и утверждаю, что инструктажи у «Косого» ничуть не уступали концертам вышеозначенного сатирика! Но это не означает, что Василий Иваныч был каким-то клоуном. Он всегда был предельно серьёзен и суров. Рассказывают, что он поседел за одну ночь в бытность свою командиром роты году эдак в восемьдесят четвёртом, когда один из его курсантов в карауле расстрелял из автомата всю смену, ранил лейтенанта-начальника караула и застрелился сам.

Инструктаж у Косого выглядел примерно так: «Лезут всякие без пропусков: мол, я здесь учился, дрочился, кончал, кончаю, буду кончать – всех на **й! Лезет бабка наглая – пи*дить не надо, но пальцем в лоб ей ткни, чтобы место своё знала. Продолжает лезть – пни ей под яйца – и за забор!»

Косого ничуть не смущало, что инструктируемые корчатся перед ним от смеха, он невозмутимо доводил инструктаж до конца, даже ни разу не улыбнувшись.

Весь день он сидел в своей комендатуре, искоса присматривая за нарядом по КПП. Не дай Бог, если он заподозрил, что кто-то прошёл на территорию училища незаконно: он тут же коршуном срывался из своей засады, задерживал подозреваемого, и если у того действительно с пропуском было не всё в порядке… Тогда наряд слушал длинную нецензурную тираду о том, что Василий Иваныч думает по этому поводу, а виновнику Косой говорил: «А ты, жоржик, пи*дуй в роту и доложи командиру, что ты снят с наряда лично мной!»

Я-то знаю, я один раз сотрудника милиции по удостоверению пропустил.

В ночное время на КПП было спокойно, правда, рассказывают, как-то раз к наряду подкатывал местный гомосек и предлагал свои сомнительные услуги. Так как курсанты издревле славились своей толерантностью, выродок был жестоко избит на месте.

Однажды я попал под ливень, стоя на калитке, и убедился, что брезентовый плащ спасает первые минут десять, а потом вода тупо льётся прямо сквозь него. После я вылил из каждого сапога по полстакана воды.

А однажды к нам в помещение КПП заскочил местный мужик в спортивном костюме. Этот мужик кого-то ждал и зашёл к нам погреться. Не успели мы опомниться, как он со всего маху сел на электроплитку, которая выглядела точь-в-точь, как табуретка на четырёх ножках. Мужик взвыл, как раненый зверь и был таков, а мы, матерясь, принялись отскребать от плитки штык-ножами дымящийся нейлон в форме двух ягодиц.

Однажды я нёс службу в патруле по городу. Мы с напарником и начальником патруля, подполковником Василюком, неторопясь прогуливались, заходя погреться в местные магазины. Постепенно мы дошли до ворот училища и обнаружили там необычную картину: прислонившись спиной к зданию КПП и безвольно уронив голову на грудь, на обледеневшей земле сидела незнакомая молодая девушка в тоненьких колготках и ядовито-жёлтой куртке.

Наряд по КПП пояснил, что девушка возвращалась с курсантской дискотеки, и в районе КПП расклеилась окончательно. Что с ней было делать, никто не знал, поэтому дежурный по училищу вызвал милицию. Начальник патруля возмутился: «На улице минус двадцать, а вы девчонку на улице держите! Немедленно занесите её в помещение, пока машина не приехала!» На это дежурный сержант стал возмущённо возражать, мол, она заблюёт нам всю комнатушку. Однако наш подполковник приказал до приезда эскорта из вытрезвителя определить пластилиновую танцовщицу в тепло. Наряду ничего не оставалось, как подчиниться приказу.

В тепле минут через пять красавица начала подавать признаки жизни. Она подняла голову, открыла глаза и… от души блеванула прямо на пол. Сержант завопил: «А ну тебя на **й!», схватил прелестницу за шиворот и выволок обратно на улицу. Подполковник с тяжёлым вздохом следил за происшествием, но предложений занести тело обратно внутрь больше не выдвигал.

Вот такое веселье царило порой в нарядах.
Tags: армия, креатив, рассказы, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments