Несносный ДеNNис (dennis_rodman) wrote,
Несносный ДеNNис
dennis_rodman

Category:

Глава 3. Сирота.

Глава 3. Сирота.

Сиротой звали Саню Симакова. История происхождения этого прозвища была проста донельзя. Один из учебных предметов преподавал майор Чулков – добряк и юморист, и на одном из первых занятий он спросил Саню, откуда тот родом. «Из Казани», - гордо ответил Саня. «А-а, сирота!» - улыбнулся преподаватель. Всё отделение сползло под столы – это был выстрел, что называется, «в яблочко».

Дело в том, что Сирота был неряхой. Причём, «неряха» - это довольно-таки слабый термин, чтобы описать его тогдашнее состояние. В общем, он был Сиротой и этим всё сказано. Высокий, тощий, нескладно сложенный, с вечно всклокоченной причёской. Лицо его также не отличалось особой привлекательностью: прыщавый лоб, нос с горбинкой, постоянно приоткрытый рот с чуть отвисшей нижней губой. А уж если Сирота на чём-либо сосредотачивался, он вдобавок высовывал язык и пускал слюни. Он всегда ходил в грязной форме с надорванными карманами, содержимое которых представляло собой мини-апокалипсис.

И в то же время он был гением. Ни один офицер за время нашего обучения так и не смог обыграть его в шахматы. В «дурака» с ним играть было также бесполезно – он безошибочно запоминал карты, вышедшие из игры, и поэтому к концу партии точно знал, что осталось на руках у соперника.

Также куривший, как паровоз, Сирота поражал своими спортивными достижениями. Он был кандидатом в мастера спорта по лыжам и бегал быстрее всех в роте. Однако, подтянуться на перекладине он не мог ни разу.

Причём, курил он не только табак. Кроме него, «травокуров» в отделении больше не было, поэтому он нашёл товарищей по интересам в соседней роте. Что любопытно, его друзей регулярно отчисляли из училища. Не знаю за что, но уходили они целыми партиями. А Сирота оставался и набирал себе новых друзей. Потом уходили и те, а он искал новых, и мы шутили, что не дай-то бог кому-нибудь попасть к нему в друзья.

На спине его шинели всегда зиял разрез длиной сантиметров пятнадцать. «Сирот, что это у тебя?» - недоумевали очередные вновь приобретённые им друзья. «А, это я ещё на первом курсе зацепился!» - беззаботно улыбался Сирота.

Как-то Деревянный Славик решил призвать Сироту к порядку, и на утреннем осмотре заставил его вывернуть содержимое сиротских карманов прямо на пол. В результате минут через пять на полу выросла невообразимая горка из бумажек, окурков, конфетных фантиков, обглоданных сухарей и ещё не пойми чего. Если бы в тот момент заставить Сироту снять шапку и положить её рядом с этой чудо-кучей, соревнуясь, что же выше – шапке в этом состязании ловить было бы определённо нечего.

Помню вечер, когда мы впервые пришили на форму курсантские погоны. Во время проведения вечерней поверки мы стояли в две шеренги, а между шеренгами неторопливо прогуливался старослужащий сержант Блевотин. Блевотин по какой-то причине сбежал в училище из армии, дослужил свой недослуженный год и впоследствии отчислился по здоровью с почётным диагнозом «энурез».

И вот, заметив непорядок, Блевотин засунул палец под погон кого-то из первой шеренги со словами: «А вот этого быть не должно!», подразумевая, что шить надо было поплотнее и более мелкими стежками. И в тот же момент Блевотин ощутил какое-то движение позади себя, быстро обернулся и не поверил своим глазам: улыбаясь во весь рот своей редкозубой улыбкой, Сирота пихал свой грязный палец под сержантский погон и радостно констатировал: «Товарищ сержант, а у вас тоже!!!» Естественно, за этим немедленно последовал глухой стук пробиваемой фанеры и ещё несколько дополнительных стуков. Однако, смелость Сироты впечатлила всех.

Как-то во время самоподготовки зашёл спор. Сирота уверял, что может съесть подряд десять «Сникерсов». Сэм считал, что это невозможно. В итоге они поспорили с условиями: водой не запивать, проигравший оплачивает эксперимент и покупает ещё десять «Сникерсов» сверху. Во время перемены были приобретены необходимые десять шоколадок, и под подбадривающие крики болельщиков Сирота принялся за их уничтожение. Первый «Сникерс» ушёл быстро. Второй – тоже. Шестой уже шёл довольно тяжело. Седьмой всё никак не хотел проглатываться. «Ладно, я могу запихать в себя ещё один, но остальные мне не одолеть!» - сдался Сирота. И тут Сэм, который победил в данном споре, сказал: «А я бы съел!» Сирота, только что осознавший всю невозможность данного мероприятия, тут же предложил спор. Сэм принял вызов на прежних условиях. Однако, отыграться Сироте так и не удалось: Сэм, не моргнув глазом, схомячил все десять шоколадок! В тот день Сирота чувствовал себя, как игрок, проигравший в Лас-Вегасе всё своё состояние, дом, жену и детей. Ещё бы, 40 «Сникерсов» - шутка ли!

Как я уже говорил, курил Сирота всё без разбора. И вот как-то в его отсутствие кто-то рассказал, что якобы если заставить человека скурить завёрнутые в папироску ногти, то этот человек навсегда гарантированно бросит курить. Не откладывая эту теорию в долгий ящик, мы решили провести эксперимент с нашим заядлым курильщиком. Джон предоставил для дела свежеобстриженные ногти, которые забили в сигарету, смешав с табаком. И в тот же день Гриша уже угощал Сироту этой адской цигаркой. Мы находились поблизости и с тревогой слушали, как горящие ногти громко трещат и пощёлкивают. Абсолютно не обращая внимания на этот жуткий треск, Сирота докурил до конца с явным чувством удовольствия на лице. Стоит ли говорить, что курить он так и не бросил.

Близился первый летний отпуск. Подтягиваться Сирота так и не научился, я тоже не очень-то дружил с перекладиной. Над нами и ещё несколькими курсантами нашего отделения из-за «двоек» по физо нависла реальная угроза ПЛО, что в переводе на цензурный язык означало «Конец Летнему Отпуску». Поэтому мы пошли с повинной к начальнику спортцикла – майору Качкову. Качков согласился нам помочь. За «трояки» по физо мы с Сиротой и Каном должны были полностью покрасить за ночь полы в спортзале. Мы работали всю ночь, периодически выбираясь на свежий воздух (уж очень краска термоядерная была, мы раскраснелись, обдышавшись ней, уже в первые полчаса работы.) Докрашивали уже утром. Под конец Сирота красил, лёжа на животе. Часов в девять пришёл Качков, одобрительно поглядывая на выкрашенный спортзал. И тут он подошёл к Сироте. Мы, увлекшись работой, не заметили, как тот уснул, упав левой стороной лица на только что окрашенный пол. Качков аккуратно отклеил от пола голову незадачливого маляра, приподняв её за волосы, сочувственно покачал головой и положил её обратно. «Тройки» мы всё-таки заслужили!

А вообще Сирота рассказывал, что у себя дома, в Казани, он был довольно крут. «Только в отпуск приехал – на следующий день уже менты в дверь стучат. «Не знаешь, - спрашивают, кто вчера торговый центр ограбил?» Ну, я-то, понятное дело, знаю, но чё я – свою братву подставлять буду?»

Да, такой вот он был, наш Сирота.

(Продолжение следует)
Tags: армия, креатив, рассказы, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 31 comments